Нехорошая квартира | Авторские колонки
Добавить MOS.NEWS в ваши источники в Яндекс-Новости

Авторские колонки

назад

Нехорошая квартира

Нехорошая квартира
"Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто..."

Да, да, весна, одуванчики, городские сумасшедшие, и ...несколько интересных адресов, как ни странно, сохранившихся до сего времени, которые оставило нам бессмертное произведение Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

В первую очередь, конечно, знаменитая квартира № 50 в доме 302 бис по Большой Садовой, где поселяется Воланд и его свита. Здесь происходит контакт потусторонних сил с современным московским миром.
В качестве штаба своей деятельности Воланд и его помощники избрали квартиру № 50, где жил руководитель писательской организации Берлиоз. Борльшинство почитателей и исследователей творчества писателя, считают, что ее послужила квартира № 50 в доме 10 по Б. Садовой улице, где Булгаков жил в 1921–1924 гг. Кроме того, некоторыми чертами планировки она соответствует более просторной квартире № 34 в том же доме. Вымышленный номер 302-бис – это зашифрованный номер 10 здания-прототипа по формуле 10=(3+2)х2. Кроме того, фантастически большой номер (ни на одной из Садовых улиц в Москве не было и нет дома с таким большим номером) должен подчеркнуть нереальность происходящего, так же как и невероятно большой номер отделения милиции, выдавшего паспорт дяде Берлиоза Максимилиану Андреевичу Поплавскому – 412.

Первая жена Булгакова Татьяна Лаппа вспоминала квартиру № 50 и прототипа погубившей Берлиоза Аннушки Чумы: "Эта квартира не такая, как остальные, была. Это бывшее общежитие, и была коридорная система: комнаты направо и налево. По-моему, комнат семь было и кухня. Ванной, конечно, никакой не было, и черного хода тоже. Хорошая у нас комната была, светлая, два окна. От входа четвертая, предпоследняя, потому что в первой коммунист один жил, потом милиционер с женой, потом Дуся рядом с нами, у нее одно окно было, а потом уже мы, и после нас еще одна комната была. В основном, в квартире рабочие жили. А на той стороне коридора, напротив, жила такая Горячева Аннушка. У нее был сын, и она все время его била, а он орал. И вообще, там невообразимо что творилось. Купят самогону, напьются, обязательно начинают драться, женщины орут: "Спасите! Помогите!" Булгаков, конечно, выскакивает, бежит вызывать милицию. А милиция приходит – они закрываются на ключ и сидят тихо. Его даже оштрафовать хотели".

В отличие от коридорной системы 50-й квартиры, в 34 было пять комнат, в двух из которых жил богатый финансист Артур Борисович Манасевич с женой, еще в одной – их прислуга, в четвертой – Александра Николаевна Кибель с сыном Вовкой, послужившие прототипами героев рассказа "Псалом", а в пятой вместо выехавшего сына А. Б. Манасевича будущего писателя Владимира Артуровича Лёвшина (Манасевича), поселились Булгаков с женой.

По роману Булгакова, в Нехорошей квартире живут относительно интеллигентные жильцы (оба – партийцы), скорее напоминающие обитателей квартиры № 34 – директор Театра Варьете Степан Богданович Лиходеев, держащий прислугу Груню, и председатель МАССОЛИТа Михаил Александрович Берлиоз, имеющий общие с Булгаковым инициалы и писательскую профессию.

Однако в одной из ранних редакций романа квартира описана иначе: этаж третий, а не пятый; номера квартиры нет; номер дома не 302-бис, а 210; хозяйкой квартиры была поэтесса Степанида Афанасьевна, которая все свое время делила между ложем и телефоном. Можно предположить, что Булгаков имел в виду какую-то другую квартиру.
Анализ маршрутов передвижений по Москве связанных с этой квартирой персонажей романа дает основание предположить, что она расположена в непосредственной близости от Кремля, со стороны Александровского сада. В пользу этого свидетельствует упоминание, что после знакомства Мастера с Маргаритой они оба оказались у Кремля. Первая встреча Маргариты с членом воландовской шайки тоже происходит в Александровском саду. Здесь же пролегает и часть маршрута погони Бездомного за Воландом – на участке, где Воланд делает совершенно, казалось бы, нелогичный "крюк".
Давайте вместе еще раз проследуем за Бездомным, безуспешно пытающимся настичь Воланда.

"Поэт после тихой Спиридоновки очутился у Никитских ворот", где "злодейская шайка ... решила применить излюбленный бандитский прием – уходить врассыпную... Регент с великой ловкостью на ходу ввинтился в автобус, летящий к Арбатской площади..." – ясно, что, поскольку площадь Никитских ворот не пересекалась, то направо, по Суворовскому бульвару. Далее следует описание эпизода с котом, который тоже, не пересекая площади, уехал трамваем. То есть, в том же направлении. Из-за "паскудного кота" Бездомный едва не потерял из виду Воланда, но все же увидел его берет в начале Большой Никитской, или Герцена. Дальнейшая авторская ремарка о том, что после Никитских ворот Иван Николаевич "был ослеплен огнями на Арбатской площади", создает у читателя иллюзию того, что погоня продолжалась тоже по Суворовскому бульвару. То есть, не совсем "врассыпную", если иметь в виду маршрут. Но оказывается, что на этом участке Воланд сделал петлю и привел Бездомного на Арбатскую площадь не Суворовским бульваром.
Возвратимся к этому месту в романе: "Иван увидел серый берет в гуще в начале Большой Никитской, или Герцена". Короткая, но емкая фраза. В ней Булгаков нарочитым, далеко не беллетристическим дублированием названия улицы подчеркивает значимость этого момента с точки зрения топографии. Впечатление нарочитости усиливается словами "в начале", – тем более, что, как отмечалось выше, начало этой улицы находится у Манежной площади. "В мгновение ока Иван и сам оказался там", то есть, у Манежной площади.
Булгаков не указывает, каким путем Воланд попал из этого места на Арбатскую площадь. Есть два маршрута. Первый – обратный, то есть по Герцена до Никитских ворот и далее по Суворовскому бульвару. Второй – вдвое короче: по Воздвиженке мимо станции метро "Библиотека имени Ленина", между самой Библиотекой имени Ленина и домом № 4 с мемориальной доской "В.И. Ленин неоднократно бывал в этом доме у Е.Д. Стасовой и Б.С. Жукова".
Учтем изложенное в качестве рабочей гипотезы: "квартиру № 50" следует искать в этом районе; она, скорее всего, связана с событиями, происходившими в дореволюционное время, поскольку, описывая ее, Булгаков оба раза использовал старую систему нумерации домов.

Такое место есть – квартира № 20 в доме 4 на углу Воздвиженки и Моховой (до прекращения существования СССР в 1991 году в этом доме находилась приемная его Верховного Совета). В этой квартире бывали Валентина Серов и Федор Шаляпин – не отсюда ли упоминание в романе связанного с "квартирой 50" "тяжкого, мрачного голоса", пропевшего в телефонную трубку "... скалы, мой приют"?
Как бы то ни было – поклонники Мастера всегда посещали именно квартиру в доме на Большой Садовой, вернее, подъезд, где она находилась. Он постоянно был разрисован сценами из романа, там тусовалась молодежь, ходили черные коты, а ныне – официальный музей Михаила Булгакова.
Следующий адрес романа – Дом Грибоедова – здание, где помещается возглавляемый Берлиозом МАССОЛИТ. Принято считать, что Булгаков изобразил так называемый Дом Герцена (Тверской бульвар, 25), где в 20-е годы размещался ряд литературных организаций: РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) и МАПП (Московская ассоциация пролетарских писателей), по образцу которых и создан вымышленный МАССОЛИТ. Расшифровки этого сокращения в тексте "Мастера и Маргариты" нет, однако наиболее вероятным представляется Мастера (или Мастерская) социалистической литературы, по аналогии с существовавшим в 20-е годы объединением драматургов МАСТКОМДРАМ (Мастерская коммунистической драмы).

В ресторане Дома Грибоедова отразились черты не только ресторана Дома Герцена, но и ресторана Клуба театральных работников, располагавшегося в Старопименовском переулке. На весну и лето ресторан переезжал в филиал, которым служил садик у старинного особнячка (дом № 11) на Страстном бульваре, где размещалось журнально-газетное объединение ("Жургаз"). В саду "Жургаза", куда проникнуть можно было только по специальным пропускам, играл знаменитый джаз-оркестр Александра Цфасмана, часто исполнявший популярный в 20-е и 30-е годы фокстрот "Аллилуйя" американского композитора Винцента Юманса (в булгаковском архиве сохранились ноты этого фокстрота). "Аллилуйя" играет оркестр ресторана Дома Грибоедова перед тем, как туда приходит известие о гибели Берлиоза, а также джаз-оркестр на балу у сатаны. Этот фокстрот – пародия на христианское богослужение в уподобленном аду ресторане. Интересно, что бал у сатаны вобрал в себя многие черты приема в американском посольстве в Москве 22 апреля 1935 г., на котором присутствовал Булгаков, и где "Аллилуйя" тоже наверняка исполняли.

Дом Герцена пародийно уподоблен Дому Грибоедова, поскольку фамилия известного драматурга Александра Сергеевича Грибоедова "гастрономическая" и указывает на главную страсть членов МАССОЛИТа – стремление хорошо поесть.

В "Мастере и Маргарите" приведена история Дома Грибоедова: "Дом назывался "Домом Грибоедова" на том основании, что будто бы некогда им владела тетка писателя – Александра Сергеевича Грибоедова (Домом Герцена владел дядя автора "Былого и дум", где его двоюродный брат Алексей выведен как Химик). Ну владела или не владела – мы точно не знаем. Помнится даже, что, кажется, никакой тетки домовладелицы у Грибоедова не было... Однако дом так называли. Более того, один московский врун рассказывал, что якобы вот во втором этаже, в круглом зале с колоннами, знаменитый писатель читал отрывки из "Горя от ума" этой самой тетке, раскинувшейся на софе (намек на двоюродного брата Герцена в "Горе от ума", где восходящий к нему персонаж – племянник Тугоуховской). А впрочем, черт его знает, может быть и читал, не важно это!"

За описанный в романе "Дом Грибоедова" настолько легко принять здание на Тверском бульваре, 25, что их идентичность никем не оспоривается, а принимается как несомненный факт.

Да, описанное в романе место легко узнаваемо. Я бы сказал – даже слишком легко. Это-то и настораживает. К тому же, московские следопыты – "булгаковцы", тщательно обследовавшие описанные в романе маршруты и дома, что-то не очень торопятся подтвердить наличие в "Доме Грибоедова" таких элементов, как "круглый зал с колоннами во втором этаже", "ореховые теткины двери"...
Складывается впечатление, что под легко узнаваемым зданием Литинститута описан другой дом, тоже отделенный от тротуара "чахлым садом" и решеткой. Только этот дом находится на Пречистенке и называется Домом ученых.
Это впечатление усиливается при чтении описания Дома ученых: "Дальше – "Голубая гостиная" для отдыха и большие светлые комнаты, где помещается столовая для академиков. Окна всех нарядных комнат выходят на юг, в сад с цветниками. Направо – большая столовая для членов Дома ученых. Бесшумно двигаются подавальщицы... Это – нарядная комната с верхним светом и пышным внутренним убранством – мрамором, бронзой и зеркалами, с колоннами и большой стеклянной стеною". Не правда ли, эта выдержка чем-то напоминает описание "грибоедовского" ресторана? Не создается ли впечатление, что Булгаков и автор описания пишут о чем-то весьма схожем? Разумеется, в противоположных целях. Хотя, впрочем, в приведенном описании юмора тоже вполне достаточно...
"Дом Грибоедова"... "Дом ученых"... Если вчитаться, то в романе слово "дом" употребляется слишком уж часто, на грани срыва стиля: " – Ба! Да ведь это писательский дом. Знаешь, Бегемот, я очень много хорошего и лестного слышал про этот дом. Обрати внимание, мой друг, на этот дом!... Сладкая жуть подкатывается к сердцу, когда думаешь о том, что в этом доме сейчас поспевает будущий автор "Дон Кихота", или "Фауста", или, черт меня побери, "Мертвых душ"! ... Удивительных вещей можно ожидать в парниках этого дома..."
Такое невероятное нагромождение сочетания слов "этот дом" может свидетельствовать либо о неумении писателя владеть словом, что исключено, либо о приглашении воспринять буквально слова "Обрати внимание, мой друг, на этот дом!" В пользу второго свидетельствует тот факт, что это нагромождение создавалось уже в процессе диктовки окончательной редакции романа на машинку в 1938 году. В тексте, с которого диктовал Булгаков, слово "дом" использовалось четыре раза, но не так концентрированно: оно было разбросано по разным абзацам, не привлекая к себе внимания. Очевидно, что в процессе диктовки Булгаков решил придать ему более выраженное "ключевое" звучание, использовав его пять раз в одном абзаце.
Читаем далее описание: "Владение, занимаемое сейчас Домом ученых, имеет свою интересную историю. В начале пушкинских времен оно принадлежало Ивану Петровичу Архарову... В его доме собиралась вся "грибоедовская" Москва. В конце тридцатых годов прошлого века здесь был дом Ивана Андреевича Нарышкина, посаженного отца Натальи Николаевны Пушкиной. Здесь был наш знаменитый поэт. Таким образом, место, занимаемое сейчас Домом ученых, связано с драгоценным для нас именем великого поэта".
Похоже, что это описание совпадает с булгаковским. И дело не только в сходстве характеристик обоих "домов". Здесь явно имеется ввиду книга Гершензона "Грибоедовская Москва"; такая книга из личной библиотеки Булгакова сохранилась до наших дней. Но в описании Дома ученых речь идет о поэте Александре Сергеевиче Пушкине, а в романе – об Александре Сергеевиче Грибоедове. Характерно, что, упоминая в романе многие известные фамилии, Булгаков полностью приводит имена только в двух случаях – в отношении А.С. Грибоедова и Л.Н. Толстого. Возникает необходимость разобраться, кого именно из двух Александров Сергеевичей имел в виду Булгаков.
... Впервые в романе слово "Грибоедов" встречается в конце четвертой главы, при описании неудачной погони Бездомного за Воландом. Искупавшись в Москве-реке, он воскликнул: "К Грибоедову!". На пути к этому дому он слышит, как из всех окон, из всех дверей, из всех подворотен, с крыш и чердаков, из подвалов и дворов вырывается хриплый рев полонеза из оперы "Евгений Онегин"... "И на всем его трудном пути невыразимо почему-то мучил вездесущий оркестр, под аккомпанимент которого тяжелый бас пел о своей любви к Татьяне".
Не подсказывает ли нам Булгаков, какой Александр Сергеевич читал "тетке" свои произведения? Но свои "подсказки" Булгаков дублирует, причем неоднократно и в разных частях романа. Так ли это в данном случае?
В романе "Дом Грибоедова" фигурирует еще в двух эпизодах. Но во всех трех случаях при описании приближения к нему различных персонажей Булгаков включает моменты, вызывающие ассоциацию с именем Пушкина.
Вот поэт Рюхин добирается к "Дому Грибоедова" в грузовике, застрявшем у постамента с "металлическим человеком". Его фамилия не приводится, да в этом и нет необходимости, так как полную ясность вносят размышления Рюхина: "Что-нибудь особенное есть в этих словах: "Буря мглою..."? Не понимаю!.. Повезло, повезло! – вдруг ядовито заключил Рюхин... – стрелял, стрелял в него этот белогвардеец и раздробил бедро и обеспечил бессмертие..."
В третьем связанном с этим домом эпизоде Коровьев говорит Бегемоту о его обитателях: "...Ты представляешь себе, какой поднимется шум, когда кто-нибудь из них для начала преподнесет читающей публике "Ревизора" или, на самый худой конец, "Евгения Онегина"?"
Видимо, не считая возникающие ассоциации достаточными для полной идентификации Дома ученых, Булгаков использует "музыкальную тему" и для указания его места в топографии Москвы. Вспомним, что Бездомный купался на месте разрушенного храма Христа Спасителя – там потом был бассейн "Москва". То есть, у самого начала Кропоткинской (Пречистенки). А теперь вдумаемся в смысл фразы "И на всем его трудном пути... тяжелый бас пел о своей любви к Татьяне". О чем она говорит? – Да о том, что, начав путь пешком при звуках полонеза, Бездомный закончил его при исполнении следующей за ним по либретто арии Гремина. А это – считанные минуты, за которые до Тверского бульвара, 25 разве что в такси доехать; зато до Пречистенки, 16, где Дом ученых, – рукой подать, можно и пешком дойти.
Такой поворот в оценке прототипа "Дома Грибоедова" вряд ли можно считать неожиданным, если учесть, что в другой ситуации Булгаков использовал "колонный зал" "этого дома", где было выставлено для прощания тело Берлиоза, для создания ассоциации с Колонным залом Дома Союзов. Приведенные соображения дают основания считать, что под "домом Грибоедова" Булгаков подразумевает все же Дом ученых.
И еще один московский адрес «Мастера и Маргариты» – Театр Варьете – вымышленный театр, с которым в архитектонике произведения связано мнимое пространство. В ранних редакциях Театр Варьете назывался "театр Кабаре".

Здесь происходит сеанс черной магии с последующим разоблачением. Разоблачение в данном случае происходит буквально: обладатели полученных от дьявола взамен на их скромные московские платья новейших парижских туалетов после сеанса в одно мгновение помимо своей воли разоблачаются, так как модные парижские платья исчезают неведомо куда.

Прототипом театра послужил Московский мюзик-холл, существовавший в 1926-1936 гг. и располагавшийся неподалеку от Нехорошей квартиры, по адресу: Б. Садовая, 18. Ныне Московский Театр Сатиры. А до 1926 г. тут размещался цирк братьев Никитиных, причем здание специально было построено для этого цирка в 1911 г. по проекту архитектора Нилуса. Цирк Никитиных упоминается в «Собачьем Сердце». Кстати, программа театра Варьете содержит ряд чисто цирковых номеров, вроде "чудес велосипедной техники семьи Джули", прототипом которой послужили знаменитые циркачи-велофигуристы семьи Польди (Подрезовых), с успехом выступавшие на сцене Московского мюзик-холла.

"Денежный дождь", пролитый на зрителей Варьете подручными Воланда, имеет богатую литературную традицию. В драматической поэме "Фауст" Гёте во второй части Мефистофель, оказавшись вместе с Фаустом при дворе императора, изобретает бумажные деньги, которые оказываются фикцией.

Воланд и его помощники, раздавая толпе бумажные червонцы, как бы восполняют мнимую нехватку наличности. Но дьявольские червонцы быстро превращаются в обыкновенную бумагу, и тысячи посетителей театра становятся жертвой обмана. Мнимые деньги для Воланда – это только способ выявить внутреннюю сущность тех, с кем соприкасается сатана и его свита.

Булгаков не жаловал футуризм и другие теории "левого искусства", отрицательно относился к постановкам В. Э. Мейерхольда и проекту памятника Третьему Интернационалу В. Е. Татлина. В повести «Роковые яйца» иронически упоминается "Театр имени покойного Всеволода Мейерхольда, погибшего, как известно, в 1927 году при постановке пушкинского "Бориса Годунова", когда обрушились трапеции с голыми боярами".

Парадокс заключается в том, что Булгаков, не сочувствуя футуризму и другим течениям "левого" искусства, в "Мастере и Маргарите", как и в других своих произведениях, широко использовал гротеск, бесстрашно смешивал жанры и традиции разных литературных направлений и стилей, вольно или невольно следуя тут теории Маринетти. Да и клоунов-эксцентриков автор романа любил. В "Столице в блокноте" с восхищением упоминается клоун Лазаренко, который в цирке Никитиных, в двух шагах от театра ГИТИСа, где Мейерхольд ставит свой спектакль, ошеломляет публику "чудовищными salto".

Булгаков был только против того, чтобы эксцентрика подменяла собой высокое театральное искусство, но не возражал, если то и другое органически соединялись. В "Мастере и Маргарите" высокое философское содержание вполне уместно соседствует с буффонадой

С театром ситуация более-менее ясна, а вот с домом, где жила Маргарита, опять – сплошные недоразумения. В текст романа включено такое количество исходных данных об особняке, из окна которого Маргарита вылетела на метле, что их вполне достаточно не только для составления четкого представления о его внешнем виде, но и для вывода о его ориентации в пространстве, не говоря уже о месте в топографии Москвы.

Если собрать воедино все разбросанные по страницам романа данные об этом доме и проанализировать их, то зона поиска места его нахождения сужается до участка конкретной, трижды названной в романе улицы. То есть, до двух-трех сотен метров. Причем участок этот находится вовсе не там, где до сих пор ведутся поиски этого дома (путаница с названием "Арбат" показана выше).
К сожалению, досадная ошибка с понятием "Арбат" – не единственная, не позволившая многочисленным исследователям идентифицировать описанный в романе дом. Вторая носит чисто методологический характер: поиски ведутся на довольно туманно описанном Булгаковым маршруте полета Маргариты, в то время как в тексте романа неоднократно указывается, что его необходимо осуществлять на маршруте погони Понырева за Воландом; он описан досконально, хотя исследователям и здесь не удалось избежать отдельных просчетов.
Глава 21 "Полет": "Пролетев по своему переулку, Маргарита попала в другой ...с покосившейся дверью нефтелавки... Только каким-то чудом затормозившись, она не разбилась о старый покосившийся фонарь".
Эпилог: "Иван Николаевич ... снимается с места и всегда по одному и тому же маршруту, через Спиридоновку ..проходит мимо нефтелавки, где висит покосившийся старый газовый фонарь, и подкрадывается к решетке, за которой – ...готический особняк".
Совершенно очевидно, что Понырев идет по старому маршруту погони за Воландом ("всегда по одному и тому же маршруту"); очевидно также, что повтором о нефтелавке и "старом покосившемся фонаре" (даже лексика совпадает!) Булгаков настойчиво сигнализирует о том, что маршруты погони Понырева и полета Маргариты не только пересекаются, но на каком-то участке даже совпадают (совпадающим участком являются особняк – нефтелавка – газовый фонарь). Причем из описания ясно, что нефтелавка и газовый фонарь находятся на участке между Патриаршим прудом и готическим особняком.
К сожалению, прокладываемые исследователями эти два маршрута не только не совпадают, но даже нигде не пересекаются. Хотя это обстоятельство, безусловно, должно сигнализировать о наличии в расчетах некорректных посылок, оно просто игнорируется.
В прекрасно изданной книге  Паршина в яркой, красочной форме интерпретирована кропотливая многолетняя работа московских краеведов, сделавших вполне обоснованный вывод, что дома, соответствующего описанному в романе, в "тех", пречистенских, "арбатских" переулках нет. К сожалению, Леонид Константинович, повторив детали поиска, не учел их выводы, в связи с чем результат этой части его труда следует признать ошибочным. Да и адрес, по которому расположен, по его мнению, "дом Маргариты" (улица Танеевых, 12), находится в стороне от так красочно расписанного им маршрута Понырева. К тому же, и сам Паршин признает, что "особняк не готический и фонаря с трехстворчатым окном не видно".
Давайте попытаемся вместе извлечь из текста романа максимум информации об этом особняке.  
Он – двухэтажный, удален от "красной линии", – между домом и тротуаром имеется решетчатая ограда и сад. Ось дома ориентирована по линии северо-запад – юго-восток, своим фасадом особняк выходит на северо-восток, имеет нечетный номер. Трехстворчатое окно должно быть расположено на втором этаже в угловой, юго-восточной части.
Теперь – о его расположении в топографии Москвы: к северо-западу от Кремля, между Патриаршим прудом и Никитскими воротами.
Вот каким путем получены эти выводы. Все эпизоды, связанные с этим особняком, происходят в вечернее время при полной луне, которая, следовательно, может быть только на востоке. Стоит напомнить, что, закончив роман летом 1938 года, Булгаков вплоть до марта 1939 года проводил ежедневные наблюдения за луной; в результате в эпилог, который был написан в мае 1939 года, были включены дополнительные астрономические данные, уточнившие данные об ориентации особняка в пространстве. Очевидно, что после завершения основной части романа писатель обнаружил отсутствие в ней информации, гарантирующей однозначность результатов.
В принципе, опираясь на содержащийся в романе материал, изложенные выводы сделать нетрудно. Вчитаемся в текст: Понырев подходит к особняку, "окрашенному луной с того боку, где выступает фонарь с трехстворчатым окном, и темному – с другого". Зная, что в полнолуния по вечерам луна бывает только на востоке, сделать вывод о том, что трехстворчатое окно находится в восточной части дома, совсем нетрудно. Из этого же отрывка следует (в первом приближении), что ось дома ориентирована по линии восток – запад.
То, что окно выходит на фасад дома, а не в его торец, следует из описания сцены перед полетом: иначе Маргарита не могла бы видеть своего соседа Николая Ивановича, находившегося в пространстве между фасадом и решеткой сада. Теперь предстоит уточнить, куда выходит фасад – на север или на юг. Читаем: перед полетом Маргарита "села на подоконник боком... лунный свет лизнул ее с правого бока... Полюбовавшись на луну, Маргарита повернула голову в сад и... увидела Николая Ивановича". Здесь ясно, что она сидела спиной к луне, следовательно, лицом к западу; значит, правый бок Маргариты, как и окно и весь фасад, ориентированы к северу. Вот как играет в романе совершенно, казалось бы, незначительная деталь: "лунный свет лизнул ее с правого бока". Не будь этой детали, невозможно было бы однозначно определить, куда же выходит фасад – на север или на юг.
Подчеркиваю, что такие ориентиры, как "восток", "запад", "север" пока определены в первом приближении; вместе с тем, содержащаяся в эпилоге информация дает возможность уточнить направление оси дома.
... Действия Понырева носят систематический, повторяющийся из года в год характер. При этом освещение особняка луной не меняется: всякий раз, то есть, каждый год он "окрашен луной с того боку, где выступает фонарь". При четком совпадении оси дома с линией восток-запад возможны ситуации, когда выходящее на север окно освещаться не будет (бывает, что луна восходит на юго-востоке). Из этого следует вывод, что фасад выходит не точно на север, а на северо-восток. Следовательно, ось дома ориентирована по направлению северо-запад – юго-восток.
После выполнения этих операций определить, на какой стороне находится дом – четной или нечетной – не представляет труда. Место действия в топографии Москвы указано четко – к западу от Кремля ("арбатские переулки"); принципы нумерации, установленные еще с незапамятных времен, действуют и поныне: нарастание номеров от центра к периферии. В нашем случае, слева, то есть, с южной стороны, номера нечетные, справа – четные.
То, что дом расположен между Патриаршим прудом и Никитскими воротами, становится ясно из анализа маршрута погони за Воландом. "Поэт после тихой Спиридоновки (улица Алексея Толстого) очутился у Никитских ворот", затем увидел берет Воланда в начале Большой Никитской, или Герцена.
Большая Никитская пересекается с площадью Никитских ворот, а начало ее находится у Манежа. То есть, как только Бездомный пересек площадь, он вышел за пределы Арбатской части и перешел в Тверскую часть. Иначе говоря, Никитские ворота – конец того участка, на котором следует искать дом, поскольку из описания дальнейшего маршрута видно, что поэт в Арбатскую часть города уже не возвращался.
Таким образом, район поиска сузился до нескольких сот метров: Патриарший пруд – коротенькая улица Адама Мицкевича (Патриарший переулок) – Спиридоновка (Алексея Толстого) – очень короткий участок улицы Качалова (Никитской) мимо дома Рябушинских, где в тридцатые годы жил Горький – площадь Никитских ворот. Всего десять – пятнадцать минут ходьбы, причем на всем этом маршруте только Спиридоновка (Алексея Толстого) имеет вычисленное направление. Да и Булгаков в коротких описаниях этого маршрута явно неспроста трижды (!) повторил название этой улицы.
Остается только пройти по этой улице и осмотреть дома по стороне с нечетными номерами. И вот он, красавец – единственный на всю Москву, с элементами готики, с решеткой... И еще остается удивляться, – ведь булгаковеды часто ходят по этому маршруту, мимо этого дома, не могут не любоваться им, а ведь не узнают... Потому что ходят, как и Понырев, "с пустыми и незрячими глазами", никак не хотят вырваться из замкнутого круга стереотипов. Спиридоновка, 23, особняк Саввы Морозова, известный как дом в готическом стиле. Патриарший пруд совсем рядом – в сотне метров! Правда, номер дома изменился, стал 17. Да сад вырубили в 1988 году – перед визитом президента США Рейгана. Сделали лужайку, хотя и не такую обширную, как перед Белым домом. А так – все на месте. Как у Булгакова. И даже трехстворчатое окно. Голой Маргариты в нем, правда, не видно – может, потому, что дом находится под охраной.
Как видим, "готика" в архитектуре Москвы могла бы стать еще одним путем поиска "дома Маргариты" – если бы не стереотип мышления, не позволивший исследователям вырваться за пределы "замкнутого круга" Сивцева Вражка.
"Дом Маргариты" однозначно определен как двухэтажный, хотя в романе об этом прямо не говорится; но разве не достаточно указания в одном месте на то, что трехстворчатое окно находится в верхнем этаже, а в другом – что во втором? И разве, листая справочники "Вся Москва" в поиске керосиновых лавок двадцатых-тридцатых годов, никто так и не заметил, что Арбатом в булгаковские времена называли вовсе не то место, где до сих пор ведутся поиски "дома Маргариты"? И как можно читать роман, чтобы не представить зримо внешний облик особняка и не узнать его – а ведь все, кто писал о романе, мимо этого особняка проходили, и не раз?.. Проходили, отмечу, по булгаковскому маршруту погони за Воландом.
... Нет, не улетела из Москвы нечистая сила. Сначала туманила мозги бедному Бездомному, а теперь, через полсотни лет, – булгаковедам.


Московские адреса героев Булгакова, пожалуй, самые неоднозначные из всех наших путешествий по литературной столице, но оттого – наиболее загадочные и интересные. Очень советую погулять по буглаковской Москве, и хотя подъезд, где расположена Нехорошая квартира, имеет цивильный вид, и нет там интереснейших иллюстраций к «Мастеру», так поразивших когда-то мое воображение, все равно дух произведений великого писателя витает там и по сей день.
Предыдущая материал Следующая материал
вверх

Загрузка плеера
221663 (за 24 часа)

  • 13.04 19:36
    Любимая тема. любимые места в Москве, особенно в полнолунье по весне ;)

Так же смотрите

Пан Ги Мун убежден, что в пандемии виноваты изменения климата
Новости Мира
25.07.2021 165

Экс-глава ООН винит климатические изменения в начале пандемии коронавируса

Обнаружена уязвимость коронавируса
Новости Мира
25.07.2021 134

В геноме коронавируса обнаружено слабое место

Канадцы бегут от лесных пожаров
Новости Мира
25.07.2021 124

Более трех тысяч человек в Канаде покинули свои дома из-за лесных пожаров

Китай начал вводить ответные санкции против американских чиновников
Новости Мира
25.07.2021 166

Под санкции Китая попал бывший министр торговли США

После прививок от короанвируса в Швейцарии умерли 128 человек
Новости Мира
25.07.2021 201

128 щвейцарцев скончались после вакцинации от коронавируса

Устанвлен срок сохранения антител у людей, перенесших коронавирус
Новости Мира
25.07.2021 173

Ученые установили кокой период времени сохраняются антитела у выздоровевших после коронавируса



Онлайн издание MOS.NEWS - актуальные новости Москвы. Здесь можно получить достоверную и объективную информацию о том, что ежедневно происходит в столице. Наш ресурс для тех, кому интересно все, что касается любимого города. Основной принцип ресурса – правдивое и оперативное освещение событий, соблюдение стандартов качественной журналистики и приоритет интересов москвичей. Наши читатели могут выразить свою точку зрения в комментариях к новостям, обсудить знаковые события в авторских колонках, спланировать отдых с афишей Москвы, принять участие в формировании новостного контента, наконец, узнавать новое и развиваться.

Наши партнёры

http://krasarossii.ru/

ГОРОДСКАЯ СЕТЬ ПОРТАЛОВ ГРУППЫ MOS.NEWS